Ковры производство. Шкуры English. carpet

Русский. ковры
магазин ковры продажа
  ГЛАВНАЯ
  КОВРЫ РУЧНОЙ РАБОТЫ
  ШКУРЫ
  РУЧНАЯ ПРЯЖА
  КАК ЗАКАЗАТЬ
  ЦЕНЫ
  БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА
  КАК СТАТЬ ДИЛЕРОМ
  МЫ ПОКУПАЕМ
  КОВРОДЕЛИЕ В МИРЕ
  КОНТАКТЫ
  ССЫЛКИ, ЛИТЕРАТУРА

Овчина на заказ. Шкуры за 1500 руб. Доставка в любой город России

Последнее обновление
20 июля 2010г.


Наш E-mail:
dagcarpets@yahoo.com

(проверяется ежедневно)

Тел.: +7 (928) 958 58 38
ICQ: 57369596

НОВОСТИ:

  • Открыто представительство в Германии (Берлин). Облегчена доставка нашей продукции в Германию.
  •  

    СТАРИННЫЕ МЕТОДЫ ВЫДЕЛКИ ШКУР

    Здесь можете узнать как в старину на Кавказе выделывали шкуры.

    Главным предметом скорняжного промысла у всех народов Северного Кавказа была овчина. Для выделки овчины были необходимы раствор молочнокислой сыворотки, соль, пшеничные отруби, а также несколько простых по устройству инструментов. Перед выделкой овчина просушивалась, поскольку снятую с овцы шкуру нельзя было выделывать сразу, так как она получалась худшего качества. Овчины, которых обыкновенно брали штук 10 – 15, сначала мочили в чанах в холодной воде, но не более 1 – 1,5 суток. Когда овчина размокала, ее начинали промывать в речке или в особо устроенных для этого бассейнах. После окончания промывки соскребали с овчины все сало и мясо. Делалось это следующим образом. Овчину расстилали на толстой доске и начинали очищать. Скребли так называемыми подходками, т. е. ножами, имевшими две рукоятки и обе стороны которых были острые. Одно острие подходок служило для обрезания неровностей по краям овчины, а другое, более тупое, служило для соскребания сала и мяса. Работу начинали с середины, а потом обходили края. Сняв сало и мясо, шкуру распрямляли, покрывали густым раствором, сворачивали в пакеты и складывали в специально приготовленные квасы.
    Квасы приготовляли из молочной сыворотки с солью и пшеничных отрубей. Готовили их суток за 3 или 4 до складывания в них овчин, чтобы дать квасам хорошо прокиснуть. Класть овчины в совершенно холодные квасы не годилось, поэтому их подогревали до такой температуры, чтобы рука могла терпеть. Квас подогревался только один раз (перед загрузкой), ибо подогревание в процессе квашения было невозможно. Чтобы держать квас теплым, кадку ставили в теплом помещении и укутывали. В кадку с квасами овчины клали свернутыми шерстью внутрь. Чтобы во время загрузки овчины не всплывали, они прижимались небольшим шестиком, оставляя пустое место для того, чтобы новую овчину здесь можно было смочить квасами и тогда уже класть на место. Когда чан заполнялся овчинами, то пустое место, так называемый колодец, также закладывалось овчинами так, чтобы по всей кадке овчины были распределены ровно. Чтобы верхние овчины не сохли, кадку заливали таким же раствором и сверху клали гнет. В квасах овчины лежали от 3 до 7 недель. О готовности овчины узнавали следующим образом. Через две недели каждые день-два овчины выжимали по одному разу и выжатые клали обратно. При этом нижние овчины помещались вверху, а верхние – внизу. Если выжатая овчина хорошо тянулась поперек и взятая прядка шерсти чисто и легко отставала от кожи, то овчина считалась готовой. В противном случае ее необходимо было еще квасить. Готовность овчины можно было узнать также по мездре: она легко отделялась и после щипка или зажатия между пальцами на ней оставалось белое пятно. Вынутые из квасов овчины мялись и сушились, для чего их вывешивали на солнце шерстью наружу. Иногда овчины бывали очень жирными и тогда из них выводили жир, покрывая внутреннюю сторону слоем белого глиняного теста, после чего их опять сушили. Такое намазывание делалось до тех пор, пока глина не вытягивала весь жир. Овчина, из которой вытянут весь жир и которая хорошо просохла, при намазывании глиной не меняла цвета последней, тогда как от жирной овчины глина чернела. Даже если на глине оставалось небольшое черное пятно, то овчину снова намазывали глиной. Глина с овчины снималась, размешивалась в воде и ее вновь могли использовать для покрывания овчины. Вытянув весь жир и отколотив глину, овчины начинали мять. Для мятья пользовались специальными инструментами – железным крюком е рукояткой на верхнем конце и ременной петлей на нижнем. Мятье производилось следующим образом. Одним концом прикрепляли овчину при помощи веревки к кольцу в стенке или к большому гвоздю, немного выше человеческого роста; другой конец овчины брали в руки, накладывала на овчину крюк, вставляли правую ногу в петлю, нажимали ногою, тем самым натянув овчину, и проводила крюком по мездре взад и вперед до тех пор, пока разминаемая часть не белела и не делалась мягкой. После этого овчину перевязывали, чтобы таким же образом обработать другие места. «Мягчение повторялось до трех раз, пока овчина не будет мягка и мездра не начнет шелушиться». Тот же процесс повторялся вторично. После завершения процесса мятья овчину начинали белить, для чего употребляли обломок русской косы. Для придания белизны пользовались пшеничной или кукурузной мукой или мелом.
    Перед началом беления укладывали мягкую готовую для выделки одежды овчину на какое-либо удобное возвышенное место, обсыпала обрабатываемый участок шкуры мелом, брали за концы обломок русской косы и начинали скоблить. Скобление производилось движением от себя. При этом процессе обработки шкуры происходило не только беление овчины, но счищались также остатки мяса и верхняя кожица мездры. Чем белее и мягче становилась овчина, тем она ценилась дороже. В течение дня таким образом могли обработать до 5 шкур среднего размера. Овчина, отделанная косой и отбеленная мелом, мукой и пр., считалась совершенно готовой. Необходимо было только выбить остатки мела и расчесать волос редким железным гребнем. Шубы, пошитые из таких овчин, отличались белизной. На этом процесс обработки овчин заканчивался. Выбеленные овчины немного подсушивались, свертывались и складывались в помещении, если, конечно, сразу же не приступали к следующему этапу-изготовлению из них одежды. В некоторых районах Кавказа овчину даже красили.
    Одним из наиболее распространенных красителей являлась марена. Листья марены для этого должны были быть мелко нарезаны и в таком виде их КИПЯТИЛИ с водой. Полученный отвар назывался дубом. Чем крепче сварен дуб, тем лучше для дубления: овчины выходили красновато-коричневатого цвета с разными оттенками, в зависимости от густоты красителя. Этим-то раствором и терли по овчине каким-нибудь лоскутиком, но сначала следовало остудить раствор, чтобы он был немного теплее комнатной температуры, иначе можно было сжечь овчину. Затем, просушив овчины, их опять мяли, как и прежде, только инструменты для этого использовались более тупые, иначе можно было попортить овчину, так как на ней уже не было кожицы и острым инструментом легко было ее поцарапать. Красили овчины также в черный цвет. Употребляли тот же раствор, как и при окраске кожи (в настойку от листьев марены добавляли медный купорос). Разостланную на траве или циновке овчину терли лоскутом, смоченным в растворе. После этого овчину немного просушивали, мяли, затем снова натирали. После второго крашения овчину сейчас же промывали для того, чтобы меньше линяла. После промывки овчину просушивали. Сухую овчину мягчили несколько раз, и овчина была готова. Описанный нами способ выделки овчин является в основных чертах общим для всех народов Северного Кавказа. Кроме того, некоторые технические приемы обработки шкур находят значительную аналогию с приемами, известными русскому населению. Примером может служить описанные Н. И. Шевлягиным способы выделки овчин у кожевников Нижегородской, Черниговской и других губерний, в главных чертах совпадающие с описанными здесь приемами выделки овчин. Из выделанных овчин женщины шили главным образом зимние шубы, которые носили шерстью внутрь, зимние мужские штаны с коротко подстриженной шерстью, мужские зимние головные уборы и т. д.
    О широком применении кожи и овчин для изготовления одежды и обуви у народов Северо-Западного Кавказа дают представление археологические материалы В.П. Левашовой, которая сообщает, что «в одном из женских погребений у Белореченской обнаружены остатки шубы из меха дикой козы». И дальше В.П. Левашова пишет: «Находимые в могилах шаровары скроены из двух половинок. Шили их из кожи... Носили их на очкуре и заправляли в ноговицы». Надо отметить, что такая одежда в повседневной носке больше встречалась у людей старшего и среднего возраста. На Кавказе выделывали также овечьи и козьи шкуры, служившие им в качестве подстилок; из козьих шкур изготовляли молитвенные коврики. Процесс обработки овечьих и козьих шкур в данном случае в основном совпадал с производством выделки овчин для одежды. Разница состояла лишь в том, что шкуры для подстилок размягчались менее тщательно и не окрашивались.
    Козьи шкуры ценились также кузнецами и серебряных дел мастерами за их прочность. Из них мастера изготовляли меха для раздувания пламени в кузнечных горнах. В прошлом козьи шкуры использовались и для изготовления матрацев.

    © 2000—2010 «Дагестанские ковры». Все права защищены
    Без разрешения владельца сайта использовать информацию с этого сайта запрещено!